ищу прекрасное зло
Глава четвертая.

День четвертый.
Это было в Крепости, пять дней назад. Всего пять, а кажется, что целая жизнь прошла, что целая жизнь закончилась в тот проклятый день…
-Вы хотите судить Телля? Без доказательств, без свидетелей?
-Это не моя идея. Я бы его без суда убил. Из его же арбалета. Но Крил хочет устроить суд. С присяжными и публикой.
-Он же умный человек, то есть не человек, но все равно...я не хочу в этом участвовать.
-Ты что спятил, Элиат? Твое мнение никто и не спрашивал.
-Это плохая идея, очень плохая. Я готов сказать об этом лорду Крилу.
-Он уже все решил и без нас. Так что завтра в полдень у нас будет суд. Торжественно, в тронном зале. А потом казнь.
-Тоже торжественная, я полагаю. Я не буду в этом участвовать.
-У тебя нет выбора, верховный судья Кейла.
-Нет, уже нет. Поищи себе нового верховного судью.
Всего за пару мгновений серебряная цепь сложного плетения превратилась в рабский ошейник. Он снял ее с себя и отдал Ксаксу. Никогда бы не поверил, что из его сбывшейся мечты может такая дрянь выйти.
-К завтрашнему дню? Ты в своем уме? Считай, что я этого не слышал- цепь ему вернули и наградили таким взглядом, что кто-то другой мог бы и струсить. Ему же страшно не было. И уже не будет.
-Нет, забирай. Ты как лорд-протектор можешь сам его осудить. И приговорить. И казнить. Видеть всего этого я не хочу.
-Ради какого-то мятежника, ради какого-то ничтожества, да кто он такой...какого черта!
-Я возвращаюсь в Ксанию.
-Нет, ты никуда не поедешь. Ты наденешь свою цепь. Подготовишься. Скажешь все, что положено. А потом езжай куда хочешь.
-Элиат, ты правда приговоришь невиновного?
-Ренда, что ты здесь делаешь?! Тебе нельзя здесь находится!
-Я даю тебе час на размышления, Элиат. Ответ “нет” меня не устраивает. И помни про свою семью.
Больше он протектора не видел и видеть не хотел. А дальше были Крил, Глаз Шайтана и тьма…
-Еще вина! Эй, принеси мне еще вина!- услышали они, проходя мимо трактира. Казалось бы, ничего необычного, вот только Айрен почему-то застыл на месте.
-Это же Элиат. Судья Элиат- ужаснулся Ксакс, выглядел он так, словно чудовище встретил. А Вилл этого человека вспомнил и Вара тоже.
Про вино кричал буйный лохматый пьяница с редкой бородой. Судя по лицу и одежде он здесь не первый день. Вильгельм с трудом узнал этого гордого, но справедливого человека. Очень молодого для своей должности. Вот только молодым верховный судья больше не выглядел, на него смотрели глаза старика, а в свалявшихся волосах блестела седина.
-Мне нужно с ним поговорить.
-Разделимся. И поосторожнее там, “Айрен”.
Они зашли в трактир вдвоем. Вся компания неизбежно вызвала бы подозрения.. Вилл накинул капюшон на лицо и спину сгорбил. Рисковать по-глупому он не собирался.
Аруна ничего и сказать не успела. Леон быстро ее в сторону увел и положение объяснил. Им надо защищать принцессу, а не следить, чтобы кое-кто не наделал глупостей и не сдал их всех с потрохами. Арборейка нехотя согласилась и они вернулись на то же место, где утром был лагерь…
-Верховный судья?
-Уже нет. Из-за суда над тобой. Я не Ксакс, мне дороги мое имя и репутация- Элиат узнал его, значит не собирается выдавать. Уже хорошо.
-Прискорбно видеть,как человек ваших способностей пьянствует в трактире- а вот “Айрен” был в своем репертуаре. Совесть у бывшего врага была, но очень уж гибкая, гнулась во все стороны. И никаких мучений ему не доставляла.
-Мне не жаль моей должности. Она досталась мне нечестно. За дружбу с Ксаксом. За двенадцать лет дружбы.
Страшный человек пришел в трактир и сразу направился к безобидному пьянчуге в углу. Хищное недоброе лицо. Шипение. Угрожает? Запугивает? Пьяница или это не просто пьяница? Сегодня он уже убедился, что люди могут быть совсем не теми, кем кажутся.
-Нам нужно тихое место. Где можно поговорить без помех- блеск золота был для хозяина самым прекрасным зрелищем. Лучше любой красавицы. Он сам провел гостей за штору. К единственному столу. Слишком большому для троих. А потом послал к ним Виону. И предупредил, что гости не бедны, чтобы постаралась.
-Вот он, мама. Вот то чудовище, которое меня поймало. Он только притворяется музыкантом. На самом деле руки как клещи и глаза убийцы.
-Что желают господа?- очень даже приличный мужчина, и чего только Квинт испугался? Молодой, чистовыбритый, небедный. Хотя ей понравился бы любой, кто смог вразумить ее сына.
-Горячую воду- “Айрен” всыпал в кружку травы с рынка, получилось что-то черное и горько пахнущее. Он поморщился, но выпил. А потом попросил еще воды.
-Эль- пить в присутствии Ксакса ему не хотелось, заказал он только для вида. Их компания и так смотрится подозрительно. А служанка слишком уж радостно улыбается его спутнику. Все молча ждали, пока она уйдет. Есть никому не хотелось.
-Двенадцать лет, подумать только! Вижу, вы-храбрец, раз не сбежали в первый же год знакомства. Я бы на вашем месте сбежал.
-Вы -смелый человек, раз не стали судить меня за то, что я не делал. Спасибо, Элиат.
-Это стоило мне жены. Ренда приехала ко мне в Крепость. Каким я был дураком! Думал, что мне ничего не будет, что моя семья в безопасности. За день до суда, когда мы поссорились с протектором- мою жену убил Глаз Шайтана.
Он только-только забылся и перестал видеть мертвое лицо Ренды, как на тебе. На него с усмешкой смотрели серо-зеленые лорда-протектора народов Кейла. Ошибки тут быть не могло. Был бы Элиат трезв и при оружии- убил бы Ксакса на месте. Хоть и воином никогда не был, зато ненависть придала ему сил. Но слова тоже могут убивать, этот урок Крила он выучил хорошо.
Надо же было убраться из Крепости и столкнуться с Ксаксом здесь, в придорожном трактире. Что он делает здесь, да еще и за компанию с Вильгельмом Теллем? А повстанец вообще знает, кто это с ним? Этому юноше следует лучше выбирать спутников.
-Если вы не хотите больше быть верховным судьей, то можете снова стать судьей кантона. В королевстве есть люди, которым вы нужны. Живым и здоровым.
-Это вы про Ксакса? Он уже не человек, Ксакс- это гора трупов. Ручное чудовище Крила. Полностью контролируемое. Боящееся сказать хоть слово против своего хозяина.
Оценка друга, нет бывшего друга Ксакса была безжалостной. Котенок на плече “Айрена” угрожающе зашипел. Протектор был в ярости и кинулся на свою защиту.
-Вы не похожи на дурака. Как же так вышло, что человек с вашим умом за столько лет не понял во что ввязался? Что же вы не сбежали от такого ужаса?
-Вас и в самом деле зовут Айрен? - немного терпения. Стоит Ксаксу разозлиться, как он тут же покажет свое настоящее лицо. А оно такое, что лучше никому не показывать. Придется бывшему другу возвращаться к Крилу. Вот его месть. Настанет день и Ксакса с позором казнят. А он на это дело в первом ряду зрителей полюбуется.
Эти двое узнали друг друга. Ненавидящий шепот с двух концов стола был страшен. Ему только драки между старыми друзьям не хватало. Он наступил на ногу своему спутнику, но Ксакса было не остановить.
-Вам нечего сказать? А я знаю, почему вы не сбежали. Не захотели снова быть по ту сторону закона. Думали, что вам все достанется просто так и платить ничем не придется.
Интересно, есть у Элиата оружие? Руки он держит под столом и далеко не так пьян, как притворяется. Надо уходить отсюда и чем быстрее, тем лучше.
-Я в своей жизни только одну глупость сделал- поверил в Ксакса. И теперь за нее расплачиваюсь.
-Элиат, вы не хотите вернуться домой? У вас ведь есть дом- Ксакс заговорил совсем по-другому, но было уже слишком поздно. С этого и надо было начинать, а не с шантажа и обвинений.
-Говорите. вас зовут Айрен? А вас чего лишил наш лорд-протектор?
-Моего дома. И друга, который был мне как брат.
-Может, выпьете вина, Айрен? Хороший способ, помогает не убивать, когда очень хочется убить.
-Я, пожалуй, воздержусь. Искушение напиться и свалиться с вами под стол слишком уж велико. Причин у меня много. Как и у Вильгельма. Тут все кого-то да потеряли. У есть дети. Элиат?
-У меня остались дочери. В Ксании.
-Раз у вас есть дети, то почему вы не с ними?
Похоже, драки все-таки не будет. Вилл стоял у шторы и следил не подслушивают ли их. Хорошо хоть, что обоим хватало ума говорить как можно тише, а в трактире стоял гул. Как же ему все это надоело. Ксакс и его старые знакомые кого угодно выведут из себя. Мальчик, в котором с трудом угадывался воришка с рынка, отозвал его и спросил:
-Этот человек с вами...он ваш друг?
-Нет. Он мне не друг.
-Вы знаете, что это страшный человек? Убийца, наверно. Не верьте ему.
-Знаю. Но спасибо, что напомнил.
Вот так, Вилл. Помни, кто рядом с тобой. Сквозь магию, сквозь маски. Доверять Ксаксу? Никогда и ни в чем не стоило. Этот человек, где бы он ни был оставляет после себя только руины и пепел. И трупы. Много трупов.
-Похоже ваш отряд пополнился. Поздравляю, Вильгельм. Вы будете петь о его подвигах?
-Конечно. Как тут не спеть. Когда столько подвигов- насмешки в голосе не было, но он уже понял, что Ксакс развлекается вовсю. Неприглядная правда о нем Ксакса никак не смущала. Он из всего способен сделать представление. Имя вот себе придумал. Весело и легко смеялся. Ксакс вполне может притвориться кем-то другим, но ненадолго. Копни чуть глубже и вылезет наружу все тот же убийца. Без чести, без совести. Как бы ему объяснить все это неглупой, но ужасно упрямой принцессе? И Аруне тоже.
-Кажется, я вас знаю.
-Мне доводилось играть в Ксании.
-И во дворце тоже доводилось? А если я назову в трактире ваше имя, как долго вы проживете?
-Если со мной что-нибудь случится- вы получите все, чем я владею. После меня.
-Пошли отсюда.
Последнее, что Вилл увидел в трактире- это твердый и абсолютно трезвый взгляд Элиата. Бывший верховный судья смотрел на протектора холодно и с недобрым таким интересом. Приятным этот взгляд не был. В нем жила чистая, незамутненная ненависть. И уже никакого значения не имели ни помятое лицо, ни залитая вином одежда.
Кто тут притворялся? И кто из них с кем играл? Вот пусть и разбирались бы между собой. Два паука в закрытом кувшине. А он-то какого черта здесь делает?
Мама подошла к их страшному посетителю. Квинт нож схватил, а Танис как назло был занят с клиентом. Пьяным и буйным. А этот тихий и трезвый был, но куда опаснее.
-Господин, вы были так добры к моему сыну. Что я могу для вас сделать?- ей хотелось отблагодарить незнакомца хоть чем-то. Может, ему куртку надо постирать. Или сапоги почистить. Что сделать для бедняка она знала, но человек, спасший ее сына, бедняком не был.
-Добрым меня еще не называли. Никогда не называли- мигом развеселился Ксакс, узнав служанку из трактира. Комплименты он любил и нравится умел. Когда хотел этого.
-Можете, госпожа. Скажите капитану городской стражи, что вон тот человек, похожий на пьяницу- это верховный судья Элиат. Мы давно с ним знакомы, я хочу ему помочь.
-Я сейчас же расскажу. Спасибо вам- какой красивый мужчина и знает об этом. С манерами. И улыбка была хороша.
Страшный человек говорил с его матерью. И руку ей поцеловал. А мама...мама смотрела на него как заколдованная.
Худая и усталая женщина в фартуке улыбалась. Враг без труда обманул ее, вон как зарделась и побежала выполнять его поручение. А его она и не узнала. Эта женщина думала только о том, как прокормить семью. Как там объясняла Аруна? Узнают их только те, кто не являются врагами, кто не собирается сдавать их в обмен на награду.
-Мам, он тебе ничего не сделал?
-Тут некого боятся, Квинт.
Улыбка матери была молодой. А ведь она еще красивая. И не хотела, чтобы ее спасали. Страшный человек ей понравился. А потом мама сорвала с себя фартук и не слушая ругани хозяина, ушла из трактира.
-Признаться, мне давно не было так весело. Не каждый день можно столько нового о себе услышать.
-Он тебя узнал. И ненавидит.
-Плевать. Пусть ненавидит. Он Кр...никому не скажет.
Гости поссорились. Ушли они быстро, почти бегом. Жаль, что Квинт их разговор не слышал. Страшный человек говорил тихо, но зло. Интересно, кто он такой? Наверняка ведь служит Ксаксу. Но идти за ним нельзя. Надо проследить, куда мама пошла. Да так быстро, словно за ней гнался кто…
-В тюрьму его прикажешь бросить? Или в шахту?
-Посидит в Ксании в своих покоях. Поговорит с дочерьми. И решит, что было глупо ссориться со мной. Надо было сразу связать его и под конвоем отправить в мой замок.
Использует его. Использует их всех. Чувствовать себя марионеткой Ксакса было неприятно. Один день, а потом еще один. Сколько времени ему нужно, чтобы закончить дела, свести счеты? Сколько времени, чтобы развалить его отряд? Ксакс остался прежним. А остальное ему показалось.
-Элиат сделает так, как я хочу. У него нет другого дома, зато есть дочери. А Ксании может понадобится новый правитель.
Вряд ли человек, которого он видел сегодня, захочет кем-то править. И видеть что-то, связанное с Ксаксом. Но это же ученик Крила. Плевать он хотел на мнение другого и на его свободу выбора. И на справедливость тоже плевать. Только видимость, только ложь. И предательство.
-После стольких лет знакомства слышать про ручное чудовище...Элиат умен и никогда не был смелым. Не сказал бы мне этого, не будь так пьян. Наш альянс будет недолгим, Вильгельм.
-Хочешь вернуться в Крепость?
-Нет, не хочу. Магия скоро закончиться, потому что я не арбореец. Завтра все закончится.
Про недолгий альянс он уже слышал. И слушал не первый день. Пусть Ксакс и не лжет, но играет с ним. Со всем его отрядом. Не лгать и говорить правду-это не одно и тоже. А у него остался один вопрос, только один…
-Мои родители, Ксакс. Тоже не от твоей руки, не по твоей воле?
-Твой отец знал Крила, узнал его, назвал по имени. Ты сам это слышал. Что он такого знал, что нужно было его убить на месте? Что он знал про прошлую войну тьмы и света? И что знали родители принцессы? Я бы взял их в заложники. Он всегда так делал. Мой советник- как вежливо и официально. Мой хозяин-вот более точное слово. Тебе родители ничего не рассказывали про предыдущую войну? Она была, это знают все. Но никто в Кейле ничего не помнит, ничего не хочет говорить. Твой отец помнил. И твоя мать. И за это мне приказали их убить. Глаз Шайтана приказал мне их убить...если бы не это- мы могли бы договориться, могли бы объединится против него. Он-мой хозяин, но я-часть его силы.
Как-то в детстве Вилл видел на ярмарке, как водили кукол на веревочках. Чувствовать себя такой куклой было неприятно. Не нужны ученику Крила никакие вторые шансы. Ему было любой ценой достичь своих целей, а его отряд-это всего лишь инструмент, ничего больше. А потом обратно в Крепость, к возможностям и власти. Никуда от своего хозяина Ксакс не денется, во всяком случае надолго. Раз уж шахты по всему королевству проглотил и не поморщился. Слишком уж он привык к отсутствию совести. Привык, что все ему сходит с рук.
Принцесса. Аруна. И Калем, которая не может к нему прийти, хотя он и звал ее. Если его наставница не хочет встречаться с Ксаксом, то ее можно понять. Все, пора заканчивать.
Он хочет избавиться от компании врага и как можно быстрее. Как это сделать?
-Ты никогда не думал стать верховным судьей королевства? Законы, справедливость, тебе бы все это пошло.
Ксакс совсем заигрался, он даже потерял дар речи от такой наглости. А потом с трудом преодолел искушение взять арбалет и все закончить. Раз и навсегда.
-Еще одни поддельные выборы? Я видел, что осталось от предыдущего судьи. Тебе нельзя верить.
-Это вряд ли получится доказать. А Элиат был хорош и на своем месте. Королевство получило судью, которого невозможно подкупить. Это непросто, найти судью, не берущего взяток. Я не угрожал им ни оружием, ни ядом, коллегия просто выбрала самого способного.
-А что у тебя самый богатый кантон в Кейле- так это просто совпадение. Все, хватит! Я сыт по горло тобой и твоими играми.
-Завтра меня здесь не будет.
-Это я уже слышал.
Видимо, они все же перешли на крик, Вара пришла на шум и теперь смотрела на них с удивлением и испугом. Вот и хорошо, он ни драться, ни спорить с Ксаксом больше не собирался. Он просто хотел, чтобы этот человек исчез. Навсегда исчез. Из королевства и из его жизни.
-Я думала, что вы больше никогда не будете драться.
-Ваше Высочество, все в порядке, просто небольшой спор. Вы ведь согласитесь со мной, что Вильгельму пошла бы должность верховного судьи королевства?
-Конечно. Ты так хорошо придумал. Когда мы победим и найдем Стрелу- я так и сделаю.
-Вот когда победим и найдем, тогда и обсудим.
Слышать “мы” было мерзко, он не хочет иметь с этим человеком ничего общего, так что никаких “мы” не будет. Никогда. А сегодня ему впервые пришла в голову мысль, что ученик Крила может использовать против него Вару. Никакие они не союзники. Он всюду приносит хаос и разрушение.
Ксакс снова причесывал ее, как и вчера. Принцесса больше не возражала, хотя, кажется, догадалась, что ему случалось заплетать лошадиные гривы. Лошадей он любил, особенно белых, без единого пятнышка и разбирался в них. Много в чем разбирался и умел. А когда-то учил ее ездить верхом. Жаль, что все его таланты пошли прахом из-за Крила.
Если в Ксаксе и было что-то хорошее и настоящее- так это его привязанность к принцессе. Это единственное, что помешало ему выставить вон непрошенного союзника прямо сейчас. В такой компании никаких врагов и не надо, все само развалится и цель забудется, а он уже решил, что ученику Крила можно доверять. Не встретиться им сегодня бывший верховный судья- так бы дальше и думал. Но Вилл сегодня видел, что останется от человека, который по неосторожности поверит Ксаксу. Ничего не останется, кроме боли и ненависти. Ксакс его просто отбросит в сторону и пойдет дальше. Одним врагом больше, одним другом меньше- какая ему разница?
И Аруна с ним согласна. Они снова спорили с Ксаксом совсем как раньше, только он их больше ни разнимать, ни останавливать не будет. Просто посмотрит, что будет дальше. Арборейка помогает Ксаксу, а что будет если перестанет помогать?
-Это то, чего ты хотел? То, о чем мечтал? Королевство, которое тебя ненавидит.
-Не имеет значения чего я хотел, А про мечты я даже говорить не хочу. Из тебя Калем не получиться. Это она любит вести долгие душеспасительные беседы. Уже слишком поздно для меня. Я ничего не могу изменить.
-Раз ты бежишь...прячешься и бежишь...значит ты просто трус!
-Я тут не единственный, кого ты называешь трусом. Твое терпение меня прямо-таки восхищает, я бы так не смог- он насмешливо склонил голову перед Виллом, а на нее посмотрел с прежней ненавистью.
Аруна вспыхнула и ушла. Ксакс обладал удивительным талантом заставлять ее чувствовать себя дурой. Вот и теперь выставил ее дурой перед Виллом. Похоже, что из них и всех только Вилл и Дрого сохранили головы на плечах. Леон слишком уж любит театр, Вара рада получить обратно человека из своего королевского прошлого, а она еще никогда в жизни не чувствовала себя такой растерянной и слабой.
Он хочет разобщить их. Разделить. Зря он это сделал. Ничего у Ксакса не выйдет.
Этот день был богат на сюрпризы, а вечер и вовсе вышел незабываемым. Но точно последним, когда они сидели у костра вместе с протектором. Завтра его здесь не будет и больше он никакие аргументы слушать не станет. И Аруне слушать не даст.
-Ксакс...лорд Ксакс, вы меня слышите?
Со стороны леса наполз туман, а из него прямо на глазах соткалась фигура. Женщина. Нежное тонкое лицо, серебристые волосы, ласковая улыбка. На ней было что-то белое и развевающееся от невидимого ветра.
-Леди, что вы делаете так далеко от дома?- несмотря на красоту незнакомки радостным Ксакс не выглядел, скорее удивленным. И гостье так же поклонился, как кланялся ей во дворце.
-Меня послали за вами.
-Но хранительница Кейла запретила вам покидать мой кантон. Она может уничтожить вас.
-Хозяин послал меня.
-Мне нужен еще день, только один день. Разве я не защищал ваш народ?
-Мне приказано вернуть вас.
-Наш общий хозяин хочет найти себе нового ученика. Нового лорда для Ксании. Разве кто-то еще будет для вас также хорош, как я?
-Не будет. Никто не будет.
-Разве вы не хотите, чтобы я снова вернулся в Ксанию и все было как раньше?
-Я ведь могу тебя и заставить- глаза гостьи вспыхнули алым, ее ногти стали острыми и длинными, как кинжалы. А на нежных губах мелькнули клыки.
-Леди, вы больше мне не доверяете? Разве мы больше не друзья?- и без того красивый голос ученика Крила обрел и вовсе бархатную нежность. Когтистую руку он поцеловал без тени страха, а потом долго держал ее в своей. Существо, которое не было человеком, только печально вздохнуло, ее глаза снова стали серыми. Слушать Ксакса было опасно, его надо было сразу хватать и тащить, но так почти ни у кого не получалось. Вот и у нее тоже не вышло.
-Ты всегда был моей слабостью, Ксакс. Завтра после захода солнца. Ты обещал мне.
Когти и клыки исчезли, это снова была красивая женщина. А потом она истаяла вместе с туманом.
-Ты говорил, что никто нас не найдет- напомнил уставший от неожиданностей Вильгельм. Любоваться на старых знакомых Ксакса ему изрядно надоело. А если бы он сегодня опрометчиво не дал слово, то они бы всем отрядом прямо сейчас исчезли. И пусть бы их враг беседовал с нечистью в одиночестве, раз она ему так нравится.
-Это было неожиданно. Не думал, что Крил ее заставит.
-Она ведь не женщина, да? И не человек. Я никогда раньше таких не видела.
-Она-носферату, а при жизни была графиней, ее потомки и сейчас в Квисении живут. И как вы знаете, народы Кейла- это не только люди.
Принцесса ушла спать, вполне удовлетворенная его ответом. Страшной их гостья не была, скорее интересной. И Ксакс ей нравился, слишком нравился, чтобы при нем кого-то есть. На его обаяние и нежить откликалась.
-Это вампир. Ты притащил сюда вампира. А завтра за тобой кого пришлют? Нам только темных тварей здесь не хватает- и одного Ксакса было вполне достаточно. Он не так уж от тварей и отличался, разве что людей не ел.
-Она-высший вампир, сохраняющий память, разум и человеческий облик. Эта леди не пришла бы за мной, если бы не поужинала. Не без оснований считает, что после ужина она красивей.
Он не будет сегодня больше слушать Ксакса. А иначе все-таки возьмется за арбалет. Такой радости врагу Вилл не доставит. А тот из них, кто достанет оружие первым- тот и проиграет. Сейчас он пойдет спать. а завтра все закончиться. Если Калем чему его и научила, так это терпению.
-Оборотни, носферату...ты там всю нечисть у себя собрал?- почему-то Аруна уже и не удивлялась. Может, нежить тоже музыку любит. Может, засматривается на его профиль или глаза. Ксакса приятно слушать, ему хочется верить. А Дрого на оборотня бы посмотрел с удовольствием.
-Всегда думал, что нечисть-это Совет кантонов. А у меня вполне приличные подданные. Правда не все из них люди- на нечисть он похоже обиделся. А как таких существ еще называть? Любопытное место эта его Ксания. Даже жаль, что завтра все закончится. И жаль, что она туда никогда не попадет.
С трусом она, пожалуй, погорячилась. Ксакс им точно не был. Убийцей и предателем-да, но не трусом.
-После таких существ наверно сложно уживаться с людьми. И скучно- в Леоне проснулся интерес ученого, он бы не отказался побеседовать с бессмертной графиней, можно много пробелов в истории Кейла так заполнить. И монографию написать. А Ксакс и тьмой играет. И не безуспешно. Тьма его тоже слушает.
-Может быть, вы и правы, Леон.
-Зря я назвала тебя трусом. Забудь мои слова.
- Я уже забыл.
Бессмертная нежить с клыками смотрела на их странного союзника точь-в-точь как та девушка из кантона Трех рек. И тоже сделала бы все, чтобы Ксакс не попросил. Тоже купилась на его красноречие и голос. Он даже с темными созданиями делал, что хотел. А вот ей дурой быть не обязательно, его обаяние на нее не действует. Совсем не действует.
Но все-таки в нем что-то есть. Что-то, ради чего ей не жалко своей крови. Где-то под тьмой, под жестокостью в нем живет другой человек. И этого человека Аруна боялась, как никогда не боялась ученика Крила. Тот, другой, был гораздо опаснее, ведь в него было так легко влюбиться.

Глава пятая.

К своим обязанностям Эндер относился серьезно, пугать своего законнорожденного титулованного брата ему нравилось. И лорду-протектору капитан стражи Равенны служил с удовольствием. Напуганные лорд Арлайт, леди Эрин и их прячущиеся при виде его дети были очень хороши. Угодить лорду Ксаксу было легко, он быстро понял, что протектор не любит аристократию. Очень не любит и не трудиться этого скрывать. Что было на руку Эндеру и сулило ему безграничные возможности. Цвета лорда-протектора он надел с радостью и носил с гордостью. Объятый страхом замок нравился ему куда больше прежнего. В доме своего брата Эндер больше не был нежеланным гостем, которого пускали разве что на кухню, да и то с неохотой. Теперь он вел себя здесь как хозяин. Захоти капитан и леди Эрин пришла бы согреть его постель, ее счастье, что он этого не хотел. Но сама мысль была приятна. Теперь он хозяин Равенны во всем, кроме титула. Но что стоит титул в сравнении с властью?
Уже под вечер к нему на прием пришла женщина. День был хорош, а впереди у него еще много таких дней будет…
-Мне нужен... ваш капитан...господин Эндер- с трудом проговорила она, задыхаясь так, словно бежала. И платье у нее было все в пыли.
-По какому делу?- спросил худой мужчина с жестким лицом. Он сидел за столом и сражался с пером и бумагой. В простой поношенной одежде, Виона не догадалась бы кто он, если бы не глаза. И не доспехи возле стола.
-У нас в трактире есть странный гость…
-Верховный судья? А он сможет сесть на лошадь? -спросил капитан, когда услышал про трактир.
-Нет, мой господин. Можно мне стакан воды?
Он был недоволен задержкой, но воду велел принести. Надел доспехи и приказал взять носилки. Новость была слишком хороша, чтобы быть правдой, но проверить все равно стоило.
К большому удивлению Квинта капитан стражи посадил его мать на свою лошадь и помчался в трактир. Хозяин при виде мамы в сопровождении солдат быстро спрятался у себя и больше не высовывался.
В каморке наверху Эндер с сомнением разглядывал грязного заросшего забулдыгу. Тот храпел на смятой постели, залитой вином и просыпаться от света и шума не собирался. Жалкое зрелище, не стоило и ехать ради этого.А на портрете было гордое лицо, исполненное достоинства. По-своему красивое. И вдобавок ко всему мужчина на портрете был еще и заметно моложе.
-Ты уверена, что это тот самый человек?
-Мой господин, если его искупать и побрить, то это будет один и тот же человек- настаивала женщина. Ее упрямство показалось ему подозрительным. Лорд-протектор объявил за поимку бывшего верховного судьи большую награду, немногим меньше, чем за голову Вильгельма Телля.
-С чего ты решила, что это пьяное чучело- судья Элиат?
- У мужчины, который мне велел пойти к вам были чёрные волосы и зеленые глаза. Одного роста с вами, господин. Он был молод, красив и с манерами. Вы наверно его знаете.- годами она молча терпела и ждала подходящего момента, чтобы изменить свою жизнь. И дождалась.
Капитан молчал. Мать его удивила. Враз побелевшее лицо Эндера сказало, кто был тот страшный человек. А мама была смелой, непривычно видеть ее такой. Но Квинту понравилось.
-Вы знаете, кто он?
- Знаю, госпожа. Вот ваша награда. Семьсот таринов. Несите его осторожно, иначе нас всех ждут шахты. Этот человек нужен лорду Ксаксу живым и здоровым.
Ответ был написан на лице Эндера. Капитан все понял. Власть его сейчас и в самом деле больше, чем у сводного брата. Но так будет только пока правит Ксакс. Его тоже ждала награда. Но Эндер готов был служить и без жалованья, власть была куда лучше золота. Тарины хороши только для наемников, а у него есть кое-что поважнее туго набитого кошеля, у него теперь целый кантон есть.
Ужас и удивление подсказали Квинту правду. Насчет убийцы он не ошибся. Солдаты унесли человека, который тоже был не тем, кем казался. А капитан теперь разговаривал с его матерью много вежливее. Только что не кланялся ей.
Внезапно Эндер вспомнил про манеры, которым его когда-то учили. Давно это было и мало ему пригодилось. Но у лорда-протектора был острый глаз, раз он смог увидеть в трактирной служанке что-то заслуживающее внимания. Лорд Ксакс отменно разбирался в людях и умел добиваться преданности. А служить ему можно по-разному.
-Как вас зовут, госпожа?
-Виона, мой господин.
“Мой господин”-ласкало слух и за месяц еще не успело ему приесться. Смелая женщина, умная, она может быть полезна. И не только для их общего дела.
-Держите- Эндер вручил ей кристалл- Я буду рад, если вы загляните ко мне завтра.
Теперь и капитан видел, что эта женщина весьма недурна. Приодеть немного и можно вести в замок. Мысль посадить Виону за один стол с высокородной леди Эрин показалась ему заслуживающей самого пристального внимания. А его мать тоже служанкой была, только в замке, а не в трактире...
Квинт, пока сидел на крыше, видел и слышал все, что здесь было. Происходящее ему не нравилось, но вот мама...мама стала совсем другой. Стоило людям Ксакса уехать, как он вылез.
-Ты следил за мной. И все знаешь.
-Мама, ты догадалась, кто это был?
-Да. Никому не говори. Это будет наша тайна. Мы богаты, Квинт. Чего ты хочешь?
-Ты взяла деньги у Ксакса.
-Беднякам выбирать не приходится. Я не буду больше служанкой, свой трактир открою. Не хочу смотреть, как тебя повесят. Или в драке убьют, как твоего отца. Мы с тобой заслуживаем лучшей жизни.
Маме и впрямь было всё равно, чьи это деньги. Золото есть золото.Целое состояние.
Мать была решительной и смелой. И она больше не выглядела усталой. Мама была молодой, ее глаза сияли, на лице играл румянец. Как будто выпила вина. Взяла его за руки и начала танцевать по комнате. Она давно уже не танцевала и не была такой веселой...

День пятый.
Хорошо, что это последний день. Не будет он ждать до заката. Вот только ни Ксакса, ни Аруны в лагере не было.
Никаких угрызений совести протектор не испытывал. Он спал спокойно и жертвы ему не снились. Для его врага эти дни тоже были передышкой. Но стоило Виллу почувствовать что-то вроде жалости, как он сразу же ее задавил.
-Пора уходить. Сейчас соберем всех и исчезнем.
-Ксакс далеко не дурак, он слышал за четыре дня достаточно и понял, что проиграет- Леон был с ним согласен. Как бы не был хорош спектакль, но он слишком уж затянулся. Утром мысль расспросить графиню-носферату показалась ему на редкость бредовой. С чего он решил, что эта дама разговаривать с ним будет? А не вцепиться сразу в горло? Он ведь не Ксакс и никаких сделок с тьмой не заключал...
Без куртки было видно, что он и сложен как арбореец. И такой же худой. От него мылом пахнет, влажные волосы блестят на солнце. От царапин и следа не осталось. Впалые щеки чисто выбриты. Он и умереть не сможет, пока в зеркало на себя не посмотрит. И не причешется напоследок. А глаза при виде нее светятся как у голодного кота. Котенок тоже исхудал, кожа да кости. И уши. Страшное существо получилось, больше похожее на летучую мышь, обросшую шерстью. Она как-то и забыла уже, что Ксакс- избранный. Избранный тьмы.
-У тебя листья в волосах, позволь вынуть.
Пальцы ловкие и умелые жгли как огонь. Он молчал. Искренность Ксакса ее пугала. Когда его руки погладили ей шею Аруна не выдержала. Что изменит один поцелуй, одно объятие? Все равно он скоро умрет. Не придется ни о чем сожалеть, не будет времени.
-Спасибо, Аруна. Немного радости, немного надежды. Я так этого хотел.
-Какого черта ты влез в ритуал ничего о нем не зная?
-Утром мои гости перебили друг друга. Не у кого было спрашивать. Просвети меня, Аруна, хотя нет, лучше не надо. Жаль, что я больше не увижу Ксанию. Тебе бы там понравилось. Там горы. Ваши кошки, мне подарили пару. Море, Самый большой порт королевства.
-Зная тебя, там еще и самый роскошный замок.
-Да, там целый город в скале. Замок, в котором нет леди. Тебе бы он подошел.
-Это не больше, чем мечта.
-Разве мужчина может без мечты, Аруна? Сегодня мне приснилась прекрасная леди в черно-алом. Она была арборейкой и...
Ей стало страшно слушать дальше, опять поцеловала его, только бы он замолчал.И больше не сочинял ничего про их общее будущее.Нет у них будущего и никогда не будет. Вара права, не нужна ему никакая магия. Обаяния и голоса хватает. Аруна напоила своей кровью его зверя, от кошки там мало что осталось. Боли не было. Только от того, что никогда не сбудется.
Все равно она расскажет ему про ритуал до конца, хочет Ксакс того или нет. Или ритуал, или он вернется к колдуну в Крепость. Все равно мужчины, который ее обнимает уже не будет.
В лагерь они возвращались порознь.
Сегодня ее друг больше не улыбался. Изменчивое лицо, красота которого зависела от настроения теперь было усталым и мрачным. Забытая лютня лежала на земле. Он больше не играл. На ее памяти он никогда еще так плохо не выглядел.
-Ксакс, ты заболел?- Варе было его жаль. Очень. Вот ее желание и исполнилось. Но почему-то осыпавшийся дворцовый лоск ее не порадовал. Смерти она ему не желала. А забыть хотела разве что его предательство.
-Принцесса, ваш… защитник похоже прав. Мне не стоит здесь оставаться, рисковать вами я не хочу. Не хочу проверять, что еще придумает Крил- на слове “защитник” враг скривился. Хорошо скрываемая неприязнь вылезла наружу. Наконец-то. Калем была права и насчет терпения. Непривычная сдержанность и красноречие Ксакса легко объяснялись- сил сражаться у него не было. Все эти дни он мог только говорить. Кроме того, нашлись вещи и поважнее ненависти. А вот лгать и запутывать он любил и умел. Вчера на рынке он уже поверил, уже начал доверять Ксаксу…
-Я могу рисковать только собой. А не кем-то еще- выглядел враг и впрямь больным, видимо слова про ручное чудовище задели его куда больше, чем показывал. Ксакс и совесть- это несовместимо, ему и пытаться не стоило.
Они с Виллом никогда друг другу не нравились и не будут нравится, но кажется научились уважать друг друга. Ксакс даже говорил медленно и с трудом, и Вара его обняла. Человек, который гладил ее по волосам, не был ни обаятельным, ни блестящим. Больше не был. Зато впервые был честным. В той своей королевской жизни честность она здорово недооценивала.
-Что ты будешь делать дальше?
Как бы ей не заплакать. При виде Ксакса очень этого хотелось. Его холеная красота потускнела, хотя лорда-протектора никто красивым бы не назвал. Слишком сильно его уродовала жестокость. Вот бы вернуть все назад. Как внезапно приехавший во дворец Ксакс забирает у знакомого музыканта лютню и поет ей. История Кейла и соседних стран у него никогда не была скучной. Как они вместе смеялись над придворными. Он был единственным из ее знакомых, кого не заботил дворцовый этикет, ее единственный друг. Больше ничего этого не будет. Мать ему прощала все, вот и допрощалась. Ее суровая и подозрительная мама мертва.
Ей надо привыкать к новой жизни. Теперь у нее есть друзья. Защитники. Она не одна.
-Я спрошу у Аруны. Все равно передышка у вас будет. Не уверен, что смогу сесть в седло- какие у него неестественно спокойные лицо и голос. Мертвые. А у котенка крылья еще подросли, черные и перепончатые. И хвост стал голым как у крысы.
Аруна вернулась с кроликом. Но радостной она не выглядела. Наверно тоже Ксакса жалела. Леон и Вилл проверяли все ли они взяли, а ее бывший друг снова ее причесывал. В последний раз.
-Скажи мне, чем кончается ваш ритуал?
-Это безнадежно. И страшно. Тебе не стоит даже браться.
-Мне боятся магии? Она со мной всю жизнь. И мне по вкусу безнадежное дело.
-Ты даже не знаешь, чего тебе это будет стоить. Ты перестанешь быть человеком.
Ксакс безумно упрям. Упрямства у него хватит, а крови-нет. Жаль, что он не арбореец. Хотела бы она познакомится с ним по-другому.
-Я знаю. У меня еще есть немного времени. Как думаешь, кот из меня получится лучше, чем человек? И Крилу от кота никакой пользы. На трон-то его не посадишь. Я видел горных котов, красивые звери. Мне было бы приятно превратиться в кого-то столь же красивого.
А потом найти зеркало и любоваться собою. Котом он и впрямь будет хорош, вот только он не арбореец, а значит…
Понимание обожгло ее как удар плети в шахте. Ни в кого он не превратится. Он просто умрет. Бесследно исчезнет. Ни имени, ни памяти. Ничего.
Это всего лишь магия. И мужество. И профиль. И глаза.
-Это древняя магия. Более древняя, чем Калем и Крил. Если я исчезну, то и он будет слабее. У вас будет больше шансов. Но я никогда такого раньше не делал. Может, ты знаешь, Аруна?
-У нас будет передышка. Чтобы найти Хрустальную Стрелу-обрадовалась Вара, она все еще ему верила. Вилл, Леон и Дрого поняли, что ничего не получится и переглянулись. Не дело ему нужно, а восхищение в глазах Аруны. И дружба принцессы. Захотелось поиграть в бескорыстного героя? Пусть поиграет. Эта игра не будет долгой.
-Ты же арборейка, ты должна знать.
-Небольшая передышка. Ценой жизни.
-Моя жизнь уже кончилась. Я себя уже потерял. Когда нашли Глаз Шайтана и Крил получил назад всю свою магию. Ты поможешь мне, Аруна?
-Бесследно исчезнуть? От тебя даже памяти не останется. Как будто тебя и не было.
И без того бледное лицо стало совсем прозрачным. А потом на нем отпечатался такой ужас, и она наконец-то узнала, чего боится Ксакс. Не смерти, не ненависти и даже не совести. Он больше всего боится забвения.
-Этого я не знал. Мне не говорили. Совсем ничего не останется?
-Ничего.
-Может оно и к лучшему. Мне только Ксанию жаль, но они как-нибудь справятся и без меня. Я готов рискнуть.
Как странно, чем бледнее у него лицо, чем ярче сияют глаза. Никогда не видела такой счастливой улыбки и такой обреченной. Не будь Ксакс так красив, ей было бы куда легче. А птицу, которая так мерзко каркает хочется убить. Помогать ему совсем не хочется, но она же обещала. Боли не было, только тьма и холод, как-то слишком уж холодно. Ни разу пока помогала ему Аруна не чувствовала такого холода и...ужаса?
Противно, голова опять кружится, мысли путаются, и он забывает слова. Кровь капает слишком медленно, а память ускользает как змея. Мир выцветает до серого, он задыхается, на языке вкус пыли. Да еще это мерзкое карканье в ушах мешает сосредоточиться. Нет, самоубийство- это все-таки не для него. Что у него было в жизни, кроме сделки с Крилом длиной в семнадцать лет? Ничего не было. Ничего хорошего. Надо было раньше пробовать, до того, как они нашли Глаз Шайтана, а он заигрался. Поверил, что у него может быть другая судьба. “Дурак” услышал он в голове голос Крила. В шатер Калем он не войдет. Заклинание призыва он не сможет закончить. Все, время вышло.
-Я его не помню. Заклинание. Уходите. Скоро здесь будет Крил.
-Что будет потом?
-Ничего не измениться, все станет, как было, но… у меня была эта неделя. И никто у меня ее не отнимет.
Он устало ссутулился, только теперь это не было притворством. А на ногах стоял только потому что держался за дерево.
-Прощай, Ксакс.
Слов у него не нашлось и глаза выглядели погасшими. А когда поцеловал ей руку, то серые губы были ледяными.
Вот и все. Конечно, она-дура, но рада, что он не исчезнет бесследно. Не вождь. не герой и не арбореец. Просто Ксакс. Вот только он струсил. Все-таки струсил. Победило желание выжить любой ценой. Он отказался от свободы. От себя. Зачем вообще такая жизнь? Но сейчас ее народ делает тоже самое. Жуткое зрелище- ее родина.
Как же холодно, это не было магией ее народа. Что-то другое, безжалостное и чуждое, сожрет и не подавится. Кровь давно остановилась, а рука все еще болит. И в глазах щиплет. И друзья смотрят с беспокойством. Плакать она не будет, хоронить тут некого. Как же на него зла! И на себя тоже, на свои мечты, на свои иллюзии…
-Как это мерзко-выжить любой ценой! Моя родина так и делает, мои вожди так и поступают. Ксакс похож на арборейца больше, чем мне бы хотелось. Но когда мы победим, я вернусь, я расскажу им, всей Арборее! Я вижу себя. И мне это не нравится. Я боюсь стать такой же. Вилл, если я когда-нибудь захочу выжить любой ценой. Перестану быть собой. Убей меня, пожалуйста. Поклянись мне.
Это была самая длинная речь, которую они все за время знакомства слышали от Аруны. Она всегда предпочитала действия словам, но похоже случившиеся сегодня слишком глубоко ее задело. Арборейка выглядела измученной и слабой, не похожей на себя, ничего себе передышка вышла. Калем была трижды права, когда про легкий путь ему говорила. И что за него потом придется платить вдвойне.
-Я обещаю, Аруна. Но ты такой не станешь.
-Я арборейка, Вилл. Мы всегда стремимся выжить...и отомстить.
Он обнял испуганную девушку, уже не такую воинственную и самоуверенную, какой она всегда была. Очень смелую, самую храбрую в королевстве. Надо же, Ксаксу удалось испугать даже Аруну. Заставить ее сомневаться в себе и в своей сути. Жалеть врага было глупо, они со своим хозяином вполне друг друга стоили. Больше такой ошибки он не совершит.
Хорошо, что есть Вилл. Рядом с ним люди становятся лучше. Они все стали лучше.
Ксакс и она?..Это был морок, мираж. Померещилось. Ей только на мгновение померещилось. На мгновение она увидела человека, каким мог бы стать Ксакс. Каким никогда уже не станет…
Пепельная бледность, одежда, мало подходящая лорду, висит мешком, на изможденном лице остались только одни глаза и нос. Покойники и то краше бывают. Солдаты смотрят с ужасом и будут теперь еще больше боятся Телля. Им же не объяснишь, что никто протектора не пытал, его марионетка сама себя чуть не угробила. Исключительно по глупости.
-Вы плохо, выглядите, лорд Ксакс.
-У меня были времена и похуже. Я многое узнал. И мне удалось разобщить их и заставить сомневаться. Кто-нибудь из них предаст Телля.
Советник сделал вид, что верит и приказал подать носилки, а что еще оставалось? Пока живы они с Теллем,ни он, ни Калем ничего изменить не могут, а если бы и могли...за пять дней нового ученика не воспитаешь. Идея проучить марионетку, напомнив, что он нужнее Ксаксу, чем Ксакс- ему была хороша, но как это часто случалось с его учеником, все пошло наперекосяк из-за наследственной тяги к приключениям. Отец его часто гулял, одевшись как простой солдат, вот и догулялся. А этот решил из себя музыканта изобразить. И побаловаться незнакомой магией, не задумываясь о последствиях. И покрасоваться перед арборейкой. Как хорошо, что он давно уже перестал быть человеком и сердца у него тоже нет. С таким воспитанником опекун умер бы раньше времени, эта семья доконает кого угодно.
А к Теллю стоит присмотреться получше. Из них двоих марионетка Калем выглядит более разумной и предсказуемой.Правда чересчур сострадательной, но он знает, как исправить этот недостаток. Первое убийство самое трудное, дальше уже легче пойдет…
Несколько часов спустя охотник, живший в том лесу, увидел странное зрелище. На месте многолюдного лагеря лежала лютня, а вокруг нее свернулся чешуйчатый зверь с крыльями. Существо жалобно поскуливало, есть лапу кролика отказалось, а мордой здорово напоминало кошку. Любопытная зверушка, он таких еще не видел. Сыну точно понравится. Он подошел поближе, зверь не пытался ни напасть, ни улететь. Все так же лежал и мяукал. Должно быть потерял хозяина…
Стоило ему взять в руки лютню, как крылатый котенок пошел за ним. Летать он не умел, ловко залез ему на плечо и больше не плакал...

@темы: Легенда о Вильгельме Телле, Фанфики