ищу прекрасное зло
Глава вторая.

День третий.
На рынке играл музыкант. Отменно играл, насколько мог судить Эсдрас.
Музыка напомнила ему про Ксакса. Юношей тот был великодушен и смел, а его девочка с детства всюду ходила за ним и любила едва ли не больше, чем родного отца. Эсдрас и сам не заметил, как привык и привязался к тогда еще не лорду и не протектору. Когда-то Ксакс без труда завоевал преданность тогда еще просто наемника пообещав, что его Элейн вырастет в замке как леди. И слово свое сдержал.
И что со всеми ними стало? Эсдрасу было не по себе от того, что творилось именем его лорда. Комиссар поклялся себе, что если он выйдет живым из этой истории, то глаза бы его больше не глядели ни на Ксанию, ни на черно-алый герб ее хозяина. Больше всего ему хотелось куда-нибудь спрятаться. Отыскать в королевстве уголок потише и мирно доживать остаток дней…
-Вам бы играть в замке. Или во дворце. Лорд Ксакс любит музыку. И будет щедр.
-Но мне дороже всего свобода.
Чем-то Ксакс с этим музыкантом похожи, то ли голосом, то ли цветом глаз, то ли гордостью. Этот мужчина в потертой куртке выглядел постарше и попроще, чем его господин, амбиций у него не было и цену своему таланту он не знал, иначе бы не радовался так, собрав толпу слушателей в самом бедном кантоне Кейла. Как бы хорошо он не играл, но здесь вряд ли что заработает, на ужин и то не хватит. Ксакс бы только посмеялся над такой наивностью и глупостью, но все равно ему упорно мерещилось какое-то отдаленное сходство между ними.
-Вы хорошо поете, как ваше имя?
-Айрен, господин.
Музыкант вежливо, но несколько неуклюже склонил голову. Вниманию к себе от командующего армией Ксакса он рад не был, скорее наоборот. А местные недовольно заворчали, им было жаль бесплатного праздника. Эсдрас поманил его к себе поближе и прошептал:
-Скажите, Айрен, а не родственник ли вы лорду-протектору?
Он долго думал, прежде, чем ответить. И судя по глазам его догадка музыканта здорово напугала. Смелости Ксакса у Айрена не было и в помине, он очень боялся за свою шкуру. И по лицу ему явно получать доводилось.
-Едва ли протектора порадуют незнатные и небогатые родственники. Вы ведь не потащите меня в цепях в Крепость?- голос у него дрожал и эта дрожь начисто перечеркнуло все сходство.
-Нет, не потащу- оскорбился комиссар и кивком отпустил этого неглупого, но очень уж жалкого человека. Тащить его во дворец было бы несусветной глупостью, лорд Крил едва ли обрадуется такому подарку, неприятностей комиссар не хотел. Ни себе, ни этому Айрену. Однако хорошего же о нем люди мнения. Скоро ему будет стыдно попадаться келианцам на глаза. После так называемого суда над Теллем он вместо себя увидел в зеркале какого-то старого труса, достойного лишь презрения. По ночам были кошмары, а потом он долго ворочался без сна. Никогда искушение оставить службу не было так велико, но он все время помнил про Элейн. Выхода не было. Верховный судья вон уже показал характер и совесть и поплатился за это. А ведь они с Ксаксом были друзьями много лет.
Едва ли Ксакса вообще порадовали родственники. Ими может шантажировать его Крил и стал бы шантажировать. Его когда-то очень тронуло то, что лорд не стал впутывать его красавицу-дочь в свою сделку с тьмой. Где-то внутри, в душе разглядел в хозяине Ксании благородство. Нежелание рисковать никем, кроме себя показалось ему достойным и правильным и до сих пор таким кажется. Но его Элейн думала иначе и долго была обижена, что на нее не смотрят с восхищением, не говорят комплиментов, руку и сердце не предлагают и вряд ли предложат. А потом перестала мечтать о Ксаксе и стала заглядываться на верховного судью Кейла. Женатого и с детьми. Для его дочери чем недоступнее мужчина, тем лучше, наверно он в своем желании дать Элейн самое лучшее слишком уж ее избаловал. Сейчас момент утешать Элиата, а затем женить его на себе был самый подходящий, вот только Элиат пропал. Комиссар искал его, точнее делал вид, что ищет. Муки совести Эсдрас понимал прекрасно и желание бывшего верховного судьи держаться подальше от Ксакса и Крила- тоже. Хорошо бы судья руки на себя не наложил, они все были не готовы к тому, что началось, когда колдун нашел Глаз Шайтана…
Протектора ему тоже искать не хотелось, даже в лесу с повстанцами Ксаксу будет лучше, чем с его так называемым советником. Они хотя бы люди, а вот Крил нет, он только выглядит как человек, а на самом деле отравляет все. Извращает все. От Крила и раньше тянуло потусторонней жутью, но он хотя бы давал себе труд притворяться человеком. Пугающим и безжалостным, но то были цветочки по сравнению с безумным магом, наконец-то дорвавшимся до силы и власти.
Но думать про Ксакса было неприятно. Что же со всеми ними стало? А ведь прошел только месяц…
-Доброе утро, Вильгельм.
Улыбающийся Ксакс выглядел до крайности непривычно. Открытое и приветливое лицо сразу внушало доверие. Как будто у костра с лютней сидел совсем другой человек, ничем не похожий на себя прежнего. Виллу стоило больших усилий вспомнить что это-убийца его родителей и ученик Крила.
Насчет таланта актера гераклиец не ошибся, наверно он и впрямь был бы хорош на сцене.Вчера арбореец, сегодня музыкант, в лорда-протектора Ксакс перестал играть с такой же легкостью, с какой сменил одежду. Словно покинув Крепость отбросил скучную и надоевшую роль. Голос у него звучал мягче, на лице не было маски жестокости, да и осанка изменилась. По-другому смотрел, по-другому улыбался. Леон подумал, что такому одаренному актеру было явно неуютно в роли только протектора. И скучно. А тут такое разнообразие. И приключения.
Ксакс снова как и вчера превратился в кого-то другого, и как он сам в своих масках не путается? Котенок сидел на его плече с удивительным спокойствием. Он побрился и теперь меньше походил на арборейца, мокрые волосы вились. Оборотень да и только.
-Ты все время меняешься. Может, ты оборотень?- совершенно серьезно спросила принцесса.
-Я никогда не ел людей. Да еще и в одежде- вполне искренне оскорбился Ксакс. Ни на убийцу, ни на предателя он так не реагировал. А вот оборотень задел его за живое.
-У нас в Кейле водятся? У тебя в Ксании, да?
-Да, принцесса. Целая стая, я знаю их с детства. Но во всем королевстве нет ничего страшнее Крила.
Оборотни Дрого заинтересовали. Мальчик из волчьего племени никогда их не видел, только слышал. Но всегда думал, что это- сказки. Для маленьких волчат.
-И стая слушается тебя? Они на волков похожи?
-Вполне. Они- верные и надежные, если их хорошо кормить. И красивые, похожие на горных котов, только намного крупнее. Хозяином они человека никогда не назовут, но мы-друзья.
Красивые оборотни, да уж. А что людей едят- так это мелочь, не стоящая внимания. Вара начинала думать, как хорошо, что он не привел эту верную себе красоту в Крепость. Ксакс жесток и с тьмой связался не случайно, но хоть какие-то приличия соблюдает. Пока еще соблюдает.
От предложения помочь ей с волосами принцесса опять отказалась, а потом ученик Крила поспорил с ней на котелок, что никто в кантоне, где они уже были вчера его не узнает.
-Я его вымою после ужина, если проиграю.
Вара пришла в восторг. Лорд-протектор и котелок? Зрелище обещало быть долгим и уморительным. Исключительным в своем роде. Котелок у него заговорить не получится, а свои руки музыканта он бережет. Так бережет, что даже грязные сапоги второй день терпит.
А вот Леон этой идее рад не был, его котелок- это последнее, что он бы Ксаксу доверил.Только их гость вряд ли стал спорить, если бы не знал наверняка, что выиграет.
-Хочу, чтобы ты проспорил.
Неприкрытая детская неприязнь принцессы Ксакса забавляла. Его все забавляло. Кроме царапин на щеке. Кроме холода от потери крови. Кроме его то ли советника, то ли хозяина.
-А если выиграю спор, то я вас причешу- вот опять, иллюзия тепла и заботы.Только иллюзия, ничего больше.
-Какое тебе дело до моих волос?
-У меня есть вкус и чувство прекрасного.
Неожиданно приехавший Эсдрас смотрел прямо на них и не видел, его не видел, а ведь Вильгельма Телля он точно знал в лицо. Никого из их отряда солдаты и не заметили. Кроме Айрена, то есть Ксакса.
Леон увидел, как комиссар подозвал к себе музыканта. Вот и все, и самый хороший актер может доиграться. Но нет, Эсдрас отпустил его и быстро уехал. Интересно, что ему такое Ксакс сказал? Он ведь лгать не может. Странно это все, надо будет потом спросить.
Ему не слишком нравилось, что их то ли враг, то ли союзник воспринимает все как увеселительную прогулку. Служить развлечением для Ксакса ему не хотелось. Хотя хлопот этот человек не доставлял. Никаких. И спорить с ним не пытался. И возможность не бегать от солдат и не прятаться Вилл оценил. Высоко оценил.
Испугаться Вара и не успела. Если комиссар сейчас своего лорда узнает, то котелок будет мыть некому. Не будет она больше спорить с Ксаксом. Арбореец он или нет, с ними или против- все равно в выигрыше почему-то всегда только он один оказывается.
-Мне всегда было любопытно попробовать.
Похоже ему и впрямь были нужны публика и сцена, а никак не дворец. Закончив играть Ксакс поблагодарил слушателей кивком и улыбкой, выглядел он счастливым и не похожим на себя вчерашнего. Роль никому неизвестного, но талантливого музыканта села на него как влитая. Достаточно смелого, чтобы симпатизировать повстанцам и сорвать со стены его портрет с вознаграждением. Даже жаль, что все это ложь, что его Айрен не более, чем выдумка. А заработанное игрой он отдал Варе.
Бурное одобрение жителей кантона пришлось ему по вкусу. Слава и любовь- вот что ценит Ксакс. Настолько ценит, что готов спать на земле и обходиться без горячей воды. И два дня ходить в одной и той же одежде. Никогда раньше любовь толпы не доставалась лорду Ксаксу. За пределами его кантона точно не доставалась. Насколько она знала, жители Ксании сами его своим господином выбрали…
-Тебе можно позавидовать, Вильгельм. Котелки и леса не кажутся мне такой уж высокой ценой за это. У меня могла бы быть другая жизнь, если бы не Кр...если бы не я сам.
Только Ксакс наверно забыл про собственных солдат, чувство бессилия и отчаяния и невесть где спрятанную Хрустальную Стрелу, без которой нельзя победить. Быть в центре внимания “Айрен” очень любил, а вот быть всеобщим спасителем и последней надеждой королевства ему бы вряд ли понравилось.
-Я бы с тобой не поменялся. И на твое место я не хочу.
-Знаю. На него никто не хочет.
-Как вы обманули Эсдраса?
-Эсдрас презирает трусов. Даже больше, чем дураков, а я и вправду не хочу возвращаться.
Молодой мужчина на почтенного возраста седой кобыле. Голубые глаза, как у Вилла. Темно-русые волосы.Потертые кожаный жилет и сапоги. Герб кантона на старом плаще.
-Принцесса?
-Да, лорд Райен, это я.
Не то, чтобы она хорошо его знала, но с Ксаксом они никогда не ладили и вряд ли за последний месяц что-то изменилось. А значит, она в безопасности. И с Виллом они пришлись друг другу по душе.
А потом лорд Райен пригласил их в свой замок...кстати, а где это Аруна и Ксакс?
Караулить Ксакса никогда не было легко, но сегодня он превзошел сам себя. С девушкой из толпы разговорился, вон стоит, улыбается и целует ей руку. Он жмурился как сытый кот и был еще больше, чем всегда доволен собой. А эта дура и уши развесила. Тьфу, гадость какая! Она ревнует к какой-то курице,которая никогда в жизни не брала в руки оружие. И кого ревнует? Мужчину, которого хочется убить по десять раз на дню? Знала бы эта девица с кем сейчас заигрывает- давно бы в ужасе валялась в пыли…
Аруна показала ему нож и самый непредсказуемый член их отряда все понял верно. Извинился, раскланялся и сбежал. Девушка еще долго ему вслед смотрела. Что-то, а пускать пыль в глаза Ксакс умел хорошо, вряд ли ему была так уж интересна его восторженная слушательница, скорее протектор хотел ее позлить. Как будто мало было его последней песни...повезло ему, что они не в Арборее, там Ксакс до своих лет бы не дожил.
Присоединившись к отряду “Айрен” и тут собрал свою долю похвал, но почему-то радостным больше не выглядел. Предложение ночевать у лорда Райена явно не пришлось ему по вкусу. Ей даже любопытно было, какой предлог выберет Ксакс, чтобы отказаться. Скажет, что кровать недостаточно хороша для принцессы? Обстановка слишком бедная и жалкая? Так у него вся роль небогатого музыканта насмарку пойдет. Лорда Райена было жаль, но ему не привыкать слышать насмешки от своего соседа. А Ксакса похоже все-таки ждал котелок…
-Вы могли бы сыграть для моей невесты?
-Это ведь леди Сэйрис? Единственная дочь графа Зерофа?- проявил неожиданную осведомленность Айрен. Что ж, было бы странно, если бы человек такого таланта во дворце не играл. Но раз он вместе с Вильгельмом Теллем, то ищет славы, а не золота.
-Да, это леди Сэйрис.
-Боюсь, что в присутствии этой дамы я не смогу играть. Меня ни руки не послушаются, ни голос. А музыка-тонкое искусство и не терпит насилия над собой.
-Да что вам сделала леди?
-Вы когда-нибудь работали в шахте? Добывали кристаллы?
-Нет, не доводилось- кажется, он догадался в чем тут дело. Так неправильно, дочь не должна отвечать за грехи отца.
-Благодаря ее отцу я провел там полгода. В его кантоне, в Квисении. Никогда не смогу этого забыть.
Нездоровая бледность и сухой безжизненный голос, этот человек, безусловно, говорит правду. Какая бессмысленная жестокость! Даже странно, что граф не поладил с Ксаксом, эти двое друг друга стоили.
Вара совершенно не представляла его в шахте.Но это наверно очень давно было, ведь Ксакс всегда на ее памяти выглядел аристократом. Но сегодня в его подчеркнутой роскоши, в манерах и лоске она впервые увидела что-то театральное. Лорда он много лет играл с явным удовольствием и вдохновением. А вот протектором ему быть не понравилось. Так не понравилось, что сбежал…
-Леди Сэйрис легко меня вспомнит, не стоит откапывать эту историю.
Совесть у его невесты такова, что она во всем обычно винит себя. А отца она и так стыдится.
-Да, не будем ее расстраивать. Сэйрис ни в чем не виновата.
-Не хочу напоминать ей, что сделал ее отец. Леди была добра ко мне. пусть живет счастливо и спокойно.
Да, его невеста такой и была. Она внушала любовь всем, кто ее знает. Ничего удивительного, что в нее влюбился этот музыкант. И поступок Зерофа его тоже не удивил. Не будь он лордом и членом Совета кантонов- тоже вполне мог бы оказаться в шахте. Граф не трудился скрывать свое презрение и превыше всего ценил власть и золото.
-Вы могли бы обратиться в суд.
-Предлагаете пожаловаться на шахты Ксаксу? Смешная шутка. Я поищу правосудия в другом месте. И граф свое получит, рано или поздно- голос Айрена больше не был ни мягким, ни красивым, он хлестал как плеть, а лицо еще недавно приятное теперь искажала ненависть. Если бы она могла убивать, то граф уже бы упал замертво.
Справедливость. Или месть. Вот что этот Айрен ищет в отряде у Вильгельма, казалось бы, достойная цель. но было в этом человеке что-то пугающее. Хотя ненависть никого не красит. И жестокость тоже.
-Наверно мы не сможем воспользоваться вашим гостеприимством, лорд Райен. Но я рада, что хоть один верный человек нашелся в Совете кантонов. Я этого не забуду- Ксакс все-таки выдал себя, правда на то у него были серьезные причины.
-Возможно, однажды нам будет нужна ваша помощь. Или вам-наша- Вилл тоже понял, что на сегодня спектакль окончен. Объяснить новому союзнику, что в их отряде делает Ксакс было бы трудно, потому что он и сам этого не понимал. Ожидать от ученика Крила можно было всего и в самый неподходящий момент.
Они с Виллом пожали друг другу руки, хозяин кантона попрощался с ними и поехал прочь.
-Лорд Райен нас увидел.
-Сомневаюсь, что Райен кого-то сдаст за вознаграждение. Хотя золото ему бы пригодилось, на этой кляче наверно еще его дед ездил- презрительно фыркнул Ксакс, прямо на глазах становясь самим собой.
-Правду говорить легко и приятно, да, “Айрен”? Если ты когда-то был в шахте… тогда как ты можешь допустить такое?
-Странный вопрос, я-то думал, что ты, арборейка, знаешь толк в выживании. Но ваши горы и ваши войны ничто в сравнении с Крилом.
-Можете вернуться к нему, там вам самое место.
-Мне что-то не по себе, голова закружилась. Черт с ними, с шахтами. Его невеста меня бы узнала. И к черту мое прошлое. Его невеста могла бы стать моей женой.
-Вы меня сейчас чуть не лишили союзника и возможного друга. У меня и так их немного среди лордов. После вашего предательства- Вара ни на шутку разозлилась на него и почти кричала.
- Я вас лишил возможности ночевать в замке почти без крыши. Хотите, чтобы вам ночью что-нибудь на голову упало? У вас шатер и то лучше. Хорошо, что я хотя бы могу выбирать, что говорить. Давно хотел сказать Райену, что он дурак.
-Это почему же? Потому что леди предпочла тебе его?
-Здесь тоже есть железо и серебро. И порт можно сделать не хуже, чем в моей Ксании. Надо быть глупцом, чтобы этого не увидеть. Из этого убогого места можно было бы многое сделать.
-Из вас тоже можно было бы многое сделать. Но из всех путей вы выбрали наихудший. Вы богаты. Вы- самый богатый человек в Кейле. Вас это радует?
-Знаете, если вам будут говорить, что я брал золото из казны- это будет ложью. Ваше золото мне без надобности.
-Идея кричать здесь про золото не кажется мне удачной- осторожно заметил Леон. Маска Айрена осыпалась с грохотом и треском, на них снова смотрел протектор. опять слышать злые и высокомерные интонации ученика Крила никому приятно не было. А вот принцесса его порадовала, девочка умеет дать отпор и аргументы правильные найти. Хорошая королева из нее выйдет со временем.
-Вы оба слишком увлеклись- устало заметил Вилл.
-Это я увлекся. Надеюсь. что нас никто не услышал.
-В следующий раз могут услышать. Твоя маскировка только что провалилась.
-Следующего раза не будет. Райен нам больше не попадется.
Дело здесь было вовсе не в лорде Райене, это Ксаксу обязательно нужен кто-то на ком можно злость сорвать. Или свалить вину. Хотя виноват тут больше всех он сам. Но про шахты она не знала. И не понимала, как он с этим живет и как может спокойно на кристаллы смотреть. Во дворце вот они были. И не только во дворце…
-Леон, не могли бы вы дать мне перо и бумагу? И карту Кейла?
-Держите- гераклиец ощущал удивление и любопытство. Что еще способен придумать Ксакс?
Он пишет стихи? Нет, карту перерисовывает. И отмечает на ней шахты. А потом преподнес все это в подарок принцессе. И поклонится не забыл.
-Художник из меня никакой, но думаю, разобрать можно.
-Надо же, как их много.
-Слишком много. И способа уничтожить их я не знаю.
-Судя по твоей карте в Ксании шахт нет?
-Там нет кристаллов.
От совести Ксакса их отряду сплошная польза была. И королевству тоже. Хорошо, что Вилл позволил ему остаться.
-Ваше Высочество, вы проиграли спор. А будущей королеве надо держать слово.
-А ты когда-нибудь свое держал?- попыталась отвертеться она. Голос у Ксакса красивый, а терпения нет. И никогда не было. Как бы ей без волос совсем не остаться…
-Не стоит брать пример с меня. У вас каждый день перед глазами есть люди и получше.
-Вилл? Он же себя сегодня выдал.
-Почти выдал, принцесса. А слово надо держать.
-Не бойтесь, я не сделаю вам больно.
Он всегда был хитер и ловок. Переспорить Ксакса ей не удастся, никогда не удавалось. Он из любого дела может спектакль устроить. Дневное представление уже было, а теперь началось вечернее. Но управляться с ее волосами у Ксакса получалось на удивление ловко. И не так больно, как она думала. Куда лучше, чем у Аруны.
-Готово. Зеркальце, принцесса?
Внезапно она засмеялась, да так, что из глаз брызнули слезы. Это Ксакс-то лишится дворцового лоска? Да он скорее дворец в лес утащит и везде останется собой. Где угодно сделает все по своему вкусу. Серебряное зеркальце у костра, в лесу смотрелось чудесно. Нянька из него вышла бы превосходная. Раньше она жалела, что он не живет во дворце, зато теперь вот живет. Много ей с того радости? И Ксаксу тоже.
-Если вы будете брать с меня пример, то кончите так же плохо.
-Это ведь не конец, правда, Ксакс?
-Я не знаю, принцесса.
-А мои родители?..
-Не от моей руки, не по моей воле. Вы мне верите?
-Да, верю.
-Какое странное чувство: у человека, которого я сегодня придумал, могла бы быть дочь, может, и не одна. И для меня в правде нет ни радости, ни надежды.
В его голосе Вара слышала едва ли не нежность. А потом Ксакс не знал, куда спрятать глаза и взялся за лютню. Ничего удивительного, что он больше смерти боится совести. Несправедливо все это, когда она станет королевой все изменится. И для Ксакса тоже. Если он, конечно, не решит вернуться к своему внушающему ужас советнику.
-Ксакс, если ты вернешься в Крепость, что тебе это будет стоить?
-У меня нет семьи, меня некем шантажировать. Значит будет стоить музыки.
Вилла он пытался всячески оклеветать и очернить в ее глазах и не вышло не потому, что он не старался, а вот слезы при виде ее на носилках наверно были настоящими. Запуталась она. В нем словно жили два человека: в том, который сидел с ними у костра, не было ни тьмы, ни жестокости, а того, другого, который сидел на троне ее родителей, Вара боялась и ненавидела. И не знала, какой из них настоящий. И когда они собрались в шатре пожаловалась Виллу.
-Почему именно он? Почему Крил еще кого-то не выбрал? Кого-то кого я бы не знала столько лет. Это неправильно, нечестно! Мне было с ним так весело, так интересно. И играет Ксакс прекрасно.
-Я спрошу у Калем, почему так вышло- пообещал он, хотя подозревал, что это уже поздно и без толку. Но говорить об этом Варе не стал, она и так расстроена. Играет и впрямь прекрасно и с людьми тоже.
-Это всего лишь Ксакс, принцесса. Был бы кто другой, а тут и жалеть не о чем- попыталась утешить ее Аруна.
-Не о чем жалеть? А зачем ты ему вчера одеяло свое отдала?
-Я давно не слышала арборейский. Только поэтому.
Ксакс сидел у костра и с насмешливой улыбкой ждал, когда они окончат свой совет. А про чернила на щеке ему Аруна сказала. За зеркальце он схватился с поразительной скоростью и за водой пошел тоже. Все-таки иметь в отряде Ксакса было весело и незабываемо. Может, что-нибудь и получится. А вдруг для него еще не поздно измениться?
-Эсдрас не узнал меня, а мы знакомы десять лет. Одеждой его не обманешь, про музыку он знает. Если удастся найти Хрустальную Стрелу и уничтожить Глаз Шайтана...тогда впервые за семнадцать лет я буду свободен от Крила. И в Ксанию вернусь.
-Нет, не вернешься. Ты никуда не сможешь вернуться.
-Спасибо, что напомнила, Аруна. Это уже будет исключительно мое дело.
Не будет. Но жаль. И жаль, что он арбореец.лишь на четверть.
-Пока у тебя не закончиться кровь. И крови надо будет все больше- напомнила ему Аруна, но такие мелочи их непредсказуемого союзника не заботили. На будущее Ксаксу было плевать. Только здесь и сейчас. И в этом она его хорошо понимала.
-Да. Зато я буду свободен.
Предложение Ксакса было бы похоже на авантюру, но не заметивший его Эсдрас и солдаты доказывали, что магия и вправду действовала. А Ксакс больше всего хотел получить свободу пусть и на время. Свободу Вилл понимал прекрасно. И за нее многое бы отдал. Правда, пока они не нашли Хрустальную Стрелу, пока Вара не стала королевой- не будет у него и свободы.
-Ты можешь переночевать в нашем шатре- предложил Вилл новому союзнику.
-Нет, спасибо. Я бы не рискнул заходить во что-то, созданное Калем.
Вара предупредила Аруну, что ему нельзя верить. Точнее попыталась предупредить. Но арборейка любит играть с огнем, как и Ксакс. Чем- то они похожи. И потому наверно и нравятся друг другу. Слишком нравятся.
-Я ему верю. С этим ритуалом Ксакс ни в чем не сможет нам солгать.
-Как тебе поможет ритуал, если он искренне скажет, что в тебя влюбился?
-Тогда он искренне получит от меня по лицу. И Ксакс это знает.
При виде их бывшего врага арборейка шипела и часто поминала магию. Леон подозревал, что дело тут совсем не в магии, но говорить об этом Аруне не стал. Запутать у Ксакса получалось мастерски и без магии. И самому запутаться тоже…
Когда небо стало алым Аруна в ярости подошла к нему .Проверять убьет его ритуал или нет ей что-то расхотелось.
-Я бы тебе все лицо разбила за твою последнюю песню. Сколько тебе осталось? Один день?
-Значит ты ее запомнила? Я очень польщен. Может проживу и подольше. Если ты мне поможешь.
-Может и помогу.
Значит шелка и богиня? Это она-то, арборейский воин? В замке Ксакса она как-то себя не представляла. Он слишком много о себе возомнил. Но его руки без перстней почему-то казались ей сильными и красивыми.
И поцелуи во мраке. А про день, пылающий как факел ей понравилось. Ксакс с лютней пугал ее куда больше, чем с отрядом солдат и при оружии. Она в совершенстве знала, как можно убить протектора, но оказалось до глупости беззащитной перед музыкантом.
Шахты она помнила.Мерзкое место и очень грязное. Даже для нее, арборейки грязное. Два месяца она была там, а он говорил про полгода. Ничего удивительного, что Ксакс теперь ни дня не может прожить без воды и мыла. И что готов на все лишь бы никогда больше не носить цепи. Остальную часть истории он не рассказал, но кажется она догадалась. И помогла ему с ритуалом, поделилась своей кровью.
-Не могу представить тебя в шахте.
-Это было очень давно. В детстве. Я буду очень признателен, если ты забудешь о том, что услышала.
А ведь ему и в самом деле стыдно. И не за то, что убивал или предавал. Или обманывал. А за то, что когда-то был другим человеком. И почему-то ей кажется, что этот человек был получше, чем жестокий подлый лорд-протектор. На его месте она бы давным-давно попыталась уничтожить Крила. Не хотела бы она быть на его месте.

@темы: Легенда о Вильгельме Телле, Фанфики